Дети подземелья (сборник)

Дверь часовни была крепко заколочена, окна - высоко над землею; однако, при помощи товарищей, я надеялся взобраться на них и взглянуть внутрь часовни. Я храбро взобрался на нее; потом он выпрямился, и я стал ногами на его плечи. В таком положении я без труда достал рукой раму и, убедясь в ее крепости, поднялся к окну и сел на него. Перегнувшись через косяк, я заглянул внутрь часовни, и оттуда на меня пахнуло торжественною тишиной брошенного храма. Внутренность высокого, узкого здания была лишена всяких украшений. Лучи вечернего солнца, свободно врываясь в открытые окна, разрисовывали ярким золотом старые, ободранные стены. Я увидел внутреннюю сторону запертой двери, провалившиеся хоры, старые, истлевшие колонны, как бы покачнувшиеся под непосильною тяжестью. Углы были затканы паутиной, и в них ютилась та особенная тьма, которая залегает все углы таких старых зданий. От окна до пола казалось гораздо дальше, чем до травы снаружи. Я смотрел точно в глубокую яму и сначала не мог разглядеть каких-то странных предметов, маячивших по полу причудливыми очертаниями.

Короленко В.Г. - В дурном обществе

Развалины Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери.

Вновь почувствовав запах выхлопных газов, Мэнн застонал громче и Зубы инстинктивно сжались так сильно, что заныли скулы, от страха Я несколько раз обогнал твою несчастную колымагу, и ты взбесился .. Тогда он почувствовал прилив радости:"Ну, Келлер, сукин сын, попробуй-ка и ты так!".

Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле, - никто не окружал меня особенно заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы. Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок. Оно принадлежало одному захудалому, но гордому польскому роду и напоминало любой из мелких городов Юго-западного края.

Если вы подъезжаете к местечку с востока, вам прежде всего бросается в глаза тюрьма, лучшее архитектурное украшение города. Самый город раскинулся внизу над сонными, заплесневшими прудами, и к нему приходится спускаться по отлогому шоссе, загороженному традиционной"заставой" [Застава - заграждение при въезде в город.

Устраивалась вначале для защиты от врагов, затем - для сбора денег с проезжающих. Традиционная застава - обычная застава]. Сонный инвалид лениво поднимает шлагбаум [Шлагбаум - подъемный брус, преграждающий движение по дороге], - и вы в городе, хотя, быть может, не замечаете этого сразу. Далее широкая площадь зияет в разных местах темными воротами еврейских"заезжих домов"; казенные учреждения наводят уныние своими белыми стенами и казарменно-ровными линиями.

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас. В таком случае, подтвердите , что вы не робот и продолжайте пользоваться нашим сайтом.

Ц. Я и мой отец. повести. Ш. Я приобретаю новое знакомство. IV. . затем ему стало жутко, он почувствовал прилив судорожного страха, когда серая.

Серия великие российские и зарубежные писатели. Права на все материалы, фотографии и книги, находящиеся на сайте принадлежат авторам или их наследникам. Перепечатка информации с сайта возможна только при размещении активной ссылки на наш сайт и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения. Администратор и координатор проекта:

Дети подземелья [1/3]

ОЧЕНЬ простое двусоставное, распространённое повествовательное предложение. Остальные ответы повест, невоск, просое, двусост.

Я почувствовал прилив судорожного страха. — Подымай! — крикнул я товарищу, схватившись заремень. — Не бойся, не бойся! — успокаивал он.

Что-то завозилось вверху, справа тряхнуло, и большая птица, взмахнув крыльями, поднялась к дыре в крыше. Часовня на мгновенье как будто потемнела. Огромная старая сова, издавна жившая в подземелье и обеспокоенная нашей вознёй, выпорхнула из тёмного угла и вылетела вон. Я почувствовал прилив судорожного страха. Но неожиданно лицо его исказилось от страха. Он вскрикнул и мгновенно исчез, спрыгнув с подоконника. Сзади я увидел странное явление, поразившее меня.

В дурном обществе . Г. Короленко текст произведения

Мы вышли в экскурсию после обеда. Солнце начинало склоняться к закату. Косые лучи мягко золотили зеленую мураву старого кладбища, играли на покосившихся крестах, переливались в уцелевших окнах часовни. Было тихо, веяло спокойствием и глубоким миром брошенного кладбища. Мы были одни; только воробьи возились кругом да ласточки бесшумно влетали и вылетали в окна старой часовни, которая стояла, грустно понурясь, среди поросших травою могил, скромных крестов, полуразвалившихся каменных гробниц, на развалинах которых стлалась густая зелень, пестрели разноцветные головки лютиков, кашки, фиалок.

Дверь часовни была крепко заколочена, окна - высоко над землею; однако при помощи товарищей я надеялся взобраться на них и взглянуть внутрь часовни.

Я почувствовал прилив судорожного страха. — Поднимай! — крикнул я Сзади я увидел странное явление, поразившее меня. (По В.

Мы были одни; только воробьи возились кругом да ласточки бесшумно влетали и вылетали в окна старой часовни, которая стояла, грустно понурясь, среди поросших травою могил, скромных крестов, полуразвалившихся каменных гробниц, на развалинах которых стлалась густая зелень, пестрели разноцветные головки лютиков, кашки, фиалок. Дверь часовни была крепко заколочена, окна - высоко над землею; однако при помощи товарищей я надеялся взобраться на них и взглянуть внутрь часовни. Я храбро взобрался на нее, потом он выпрямился, и я стал ногами на его плечи.

В таком положении я без труда достал рукой раму и, убедясь в ее крепости, поднялся к окну и сел на него. Перегнувшись через косяк, я заглянул внутрь часовни. Внутренность высокого, узкого здания была лишена всяких украшений. Лучи вечернего солнца, свободно врываясь в открытые окна, разрисовывали ярким золотом старые, ободранные стены. Углы были затканы паутиной.

От окна до пола казалось гораздо дальше, чем до травы снаружи.

Сочинение на тему: Короленко «в дурном обществе» !

Давай, привяжем к раме пояс, и ты по нем спустишься. Полезай сам, если хочешь. Это склонялось из-под самого потолка гигантское распятие. Сначала послышался стук и шум обвалившейся на хорах штукатурки.

Страх и ненависть в Лас-Вегасе (Новый перевод) И проделать оставшиеся сто миль в безобразном судорожном оцепенении с текущими изо рта слюнями. Я почувствовал, как рушится весь мой план и тут заметил, что из Выйти в прилив, в туман и побрести на онемевших от холода ногах в.

Чистое зеркало Писатель В. Короленко Литературный путь Владимира Галактионовича Короленко — поровну разделен между двумя столетиями. Двадцать один год своей жизни в культуре он отдал девятнадцатому веку и ровно столько же — двадцатому. Детство его прошло в Малороссии — сначала в Житомире, а затем в Ровно. Здесь встретились и пересеклись три культуры, три национальные традиции — русская, польская и украинская. Все они оказались для Короленко родными: А родным языком писателя стал русский.

Украина с ее природной мягкостью, спокойствием, уравновешенностью в эти годы лишилась состояния блаженного южного покоя. В воздухе носилось ожидание поворотных для истории событий: Тревожное ощущение не могло не передаваться и детям.

. Я приобретаю новое знакомство

Храм был совсем не похож на старинные московские церкви. В одном из ярусов находились английские башенные часы, которые били каждую четверть часа. Прозвали эту церковь Меншиковой башней. Однако четырнадцатого июня тысяча семьсот двадцать третьего года вследствие удара молнии церковь сгорела. Вскоре Меншиков был лишен всех званий и богатств и сослан слов.

Я же рос, как дикое деревцо в поле,- никто не окружал меня особенною заботливостью, но никто и не . Я почувствовал прилив судорожного страха.

Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле, - никто не окружал меня особенно заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы. Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок.

Оно принадлежало одному захудалому, но гордому польскому роду и напоминало любой из мелких городов Юго-западного края. Если вы подъезжаете к местечку с востока, вам прежде всего бросается в глаза тюрьма, лучшее архитектурное украшение города. Самый город раскинулся внизу над сонными, заплесневшими прудами, и к нему приходится спускаться по отлогому шоссе, загороженному традиционной"заставой" [Застава - заграждение при въезде в город.

Устраивалась вначале для защиты от врагов, затем - для сбора денег с проезжающих. Традиционная застава - обычная застава].

Я приобретаю новое знакомство

Давай, привяжем к раме пояс, и ты по нем спустишься. Полезай сам, если хочешь. Действуя по первому побуждению, я крепко связал два ремня, задел их за раму и, отдав один конец товарищу, сам повис на другом. Когда моя нога коснулась пола, я вздрогнул; но взгляд на участливо склонившуюся ко мне рожицу моего приятеля восстановил мою бодрость. Стук каблука зазвенел под потолком, отдался в пустоте часовни, в ее темных углах. Несколько воробьев вспорхнули с насиженных мест на хорах и вылетели в большую прореху в крыше.

Я сделал судорожный глубокий вдох, и маслянистая резкая вонь хлынула в меня. Я знал, что это должно быть страшно, но и страх не мог пробиться . следующий поднос с едой - я почувствовал новый прилив одиночества.

Из детских воспоминаний моего приятеля Книга: Повести и рассказы Государственное издательство художественной литературы, Москва, Взято с сайта: Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле,- никто не окружал меня особенною заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы.

Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок. Оно принадлежало одному захудалому, но гордому польскому роду и представляло все типические черты любого из мелких городов Юго-западного края, где, среди тихо струящейся жизни тяжелого труда и мелко-суетливого еврейского гешефта, доживают свои печальные дни жалкие останки гордого панского величия.

Если вы подъезжаете к местечку с востока, вам прежде всего бросается в глаза тюрьма, лучшее архитектурное украшение города. Самый город раскинулся внизу над сонными, заплесневшими прудами, и к нему приходится спускаться по отлогому шоссе, загороженному традиционною"заставой". Сонный инвалид, порыжелая на солнце фигура, олицетворение безмятежной дремоты, лениво поднимает шлагбаум, и - вы в городе, хотя, быть может, не замечаете этого сразу.

Серые заборы, пустыри с кучами всякого хлама понемногу перемежаются с подслеповатыми, ушедшими в землю хатками. Далее широкая площадь зияет в разных местах темными воротами еврейских"заезжих домов", казенные учреждения наводят уныние своими белыми стенами и казарменно-ровными линиями. Деревянный мост, перекинутый через узкую речушку, кряхтит, вздрагивая под колесами, и шатается, точно дряхлый старик.

Птицы и камень. Дежурство. Все так просто. Исконный Шамбалы. Анастасия Новых. Аудиокнига.